Коралловый шарм Шарм-эль-Шейха

Сначала мне показалось, что я очутился вне пределов земного пространства и времени — Синайский полуостров встретил нас, группу дайверов, удивительными «лунными» пейзажами. Но, как оказалось, первое впечатление иногда бывает весьма обманчивым. Поездка сюда похожа на старомодное приключение и не оставляет ни минуты для скуки.

korally


Если вы испытываете острое желание запечатлеть на память морских обитателей или себя самого на фоне кораллов, то к вашим услугам и в Шарм-эль-Шейхе и в Наама-Бэй множество пунктов проката фото- и видеоаппаратуры. Так, например, профессиональная подводная камера со вспышкой Nikanos-V стоит порядка $50, а полупрофессиональная камера Motor Mariner-2 обойдется на $20 дешевле. Любительские подводные «мыльницы» еще дешевле.

Дорога от аэропорта Шарм-эль-Шейха до отеля кажется сущим пустяком. Не успеваешь оглядеться — и вот автобус уже плавно притормаживает у парадного крыльца гостиницы, чистенькой и уютной, стилизованной под миниатюрный средневековый замок.

Внутреннее ожидание респектабельности заведения оправдывается сразу, лишь только входишь внутрь. Кажется, что улыбчивый гостиничный персонал вовсе не избалован общением с россиянами; прекрасно ухоженные зеленые дворики, бассейны с прозрачной голубой водой, фигурные мостики, фонтанчики производят благостное впечатление, хотя и не очень гармонируют с суровым окружающим ландшафтом.

В течение дня очень жарко, но вечером зной почти не ощущается, ночная прохлада постепенно берет бразды правления в свои руки, и ноги сами несут тебя прогуляться по курортному городку Наама-Бэй, что удачно пристроился на берегу широкой бухты — немного в стороне от самого Шарм-эль-Шейха. В последние годы это местечко приобрело широкую популярность и у праздных пляжников, и у сторонников активного отдыха.

Честно говоря, Наама-Бэй производит самое благоприятное впечатление: курортный городок с шикарными отелями, выстроенными по последнему слову архитектуры и дизайна, опрятные чистые улочки, свободные от торговцев тряпками и сувенирами. Наама-Бэй совсем не похож на Хургаду или Сафагу и сильно отличается от них. Характерный египетский колорит чувствуется в другом — в изобилии серебряных, золотых и сувенирных лавок, что вечерами зажигают многочисленные огни и призывно манят к себе отдыхающих. И так приятны добродушные улыбки продавцов, которые вовсе не пытаются всучить тебе ненужные вещи. Хочешь — бери, хочешь — просто смотри. Но если что-то тебя заинтересовало, то уж в возможности пообщаться и в удовольствии поторговаться никто не откажет. Это у египтян в крови. Впрочем, торг происходит любезно и мило.

А вечерние посиделки в небольшой уютной чайхане? Сидишь себе на мягком пуфике или диванчике, куришь кальян и попиваешь из крохотных стаканчиков душистый египетский чай. В первый вечер знакомства с Наама-Бэй я заспешил обратно в отель – рано утром нашу группу будет поджидать небольшой катер, арендованный на пять дней. Впереди была долгожданная встреча с обитателями Красного моря.

В море

Что такое дайвинг, объяснять сегодня уже никому не надо. Дайвер — это почти что одержимый человек. А дайвинг — даже не увлечение, а скорее — диагноз. Наш инструктор – парень бывалый! Да и имя у него подходящее — Шарки. Здешние глубины и основные места погружения им изучены досконально. К тому же он оказался рьяным защитником местной флоры и фауны от безалаберных дайверов-«чайников». Он сразу запретил нам надевать на руки перчатки, чтобы мы не трогали и не отламывали все подряд. Первый день погружений оказался скорее адаптационным. Мы нырнули в местечках White Knight и Ras Nasrani, что находились недалеко друг от друга, почти у самой береговой кромки, примерно в 12-15 километрах от Шарм-эль-Шейха. Погружения не отличались особой сложностью: небольшие подводные лагуны, маленькие глубины не обещали никаких сюрпризов. Зато здесь, на мелководье, оказалось столько пестрой, греющейся на солнышке живности. Так что, для разминки эти места вполне подходят.

Не зря говорят, что, чем чаще погружаешься на морское дно, тем сильнее впоследствии оно тебя манит. Когда проходит первый восторг, начинаешь анализировать, думать и снова и снова поражаться новизне собственных ощущений. Тогда и приходит понимание, что в подводных глубинах скрывается незнакомый, дикий и мало изученный нами мир. Мы здесь только гости, посторонние наблюдатели. Этот мир красив, но жесток. В нем царят те же законы, что и на суше. Практически все морские животные — хищники, ведущие борьбу за выживание. Но никто из них не убивает бездумно. Например, мелкие рыбы-чистильщики следуют за более крупными хищными рыбами, чистят им жабры, а те их не трогают. Или рыба-клоун, которая преспокойно уживается (и прячется от опасности) в ядовитых для других мелких рыб щупальцах морского анемона.

Где бы ты не находился, каждое погружение отличается от предыдущих, даже если «ныряешь» в одном и том же месте. Синай позволяет удовлетворить желания дайверов с любым уровнем подготовки. Побережье от Эйлата-Акабы и далее к югу окаймлено рифами. Они позволяют достаточно легко погружаться различных местах, причем некоторые из них, расположенные неглубоко, идеально подходят для начинающих подводников, другие, спрятавшиеся на уже приличной глубине, вертикальные и обрывистые, — только для продвинутых аквалангистов.
В южной точке Синайского полуострова находится замечательный национальный парк Ras Mohammad, известный своими удивительно красивыми местами для подводного плавания, богатейшими коралловыми рифами, вертикальными обрывами и множеством рыб. Здесь нередко можно наткнуться на акул, большие косяки глубоководных рыб, которые поначалу кажутся огромными и страшными, – и тогда инстинктивно хочется пулей нестись вверх, к солнцу. Но первое чувство неожиданности и страха проходит достаточно быстро, важно только в первую минуту не запаниковать. И когда убеждаешься, что всем этим чудищам и страшилищам до тебя нет ровным счетом никакого дела, приходит успокоение.

Shark Reef и Yolande Reef мы обследовали за одно погружение. Пожалуй, это была одна из самых запоминающихся «нырялок». Погрузившись близ отвесной скалы первого рифа, уходящей на несколько сот метров в непроглядную пучину, мы медленно стали продвигаться в сторону второго. Вся скала – это сплошные сказочные коралловые сады всевозможных цветов и оттенков, вокруг вьются стайки небольших юрких рыбок. У многих из них тела плоские, сжатые по бокам, благодаря чему они легко протискиваются в узкие щели скал, спасаясь от более крупных преследователей. Сначала кажется, что яркая окраска рыб превращает их в отличную мишень. Но мы просто забываем, что большинство хищников охотятся в сумерках или в полумраке на рассвете, когда этих разноцветных рыбок почти не видно. Трудно разглядеть их и в хорошую погоду, когда солнечный свет, пробиваясь сквозь воду, пятнами ложится на мелководье.

Места, где дно можно представить только в воображении, воздействуют на психику каким-то особенным образом. Появляется щемящее чувство страха и непонятной тоски, замешанное на уважении к неизвестности. Бездна завораживает и манит. На глубине более тридцати метров, если неподвижно застываешь над пропастью, начинаешь ощущать, что пребываешь в легкой эйфории, словно под едва уловимым наркозом.

В районе Шааб-Махмуд очень популярны обломки корабля Dunraven. Семь затонувших кораблей находятся в подводных рифах Шааб-Абу-Нухас и в районе острова Шэдуан. Южнее Нуэйбы расположены вертикальные обрывы, ведущие в очень глубокие воды (профессионалы там опускаются до 60 метров), которые начинаются в районе Рас-Ма-мла и Рас-Абу-Галум — с захватывающими подводными спусками к богатым коралловым рифам. Недалеко от Дахаба находятся два очень популярных места — Голубая Дыра и Каньон, расположенные в рифовых образованиях с необычной топографией.

Море тьмы

Ночные погружения слабонервным противопоказаны. В это время под водой по-настоящему страшно. Порой встречаются странные существа. Их очертания, движения — все вокруг кажется сплошным кошмаром.

Но мы не слабонервные — погружаемся в местечке Ras Katy. За бортом ясная ночь. Делаю последний решающий шаг – как кажется, в никуда. Погружаюсь в неведомое. Шарю фонарем по сторонам. Весь народ собрался в одном месте, и только воздушные пузырьки струйками ползут вверх. Мы не торопясь плывем друг за другом по подводному Млечному Пути, освещая фонариками изумительные по красоте ночные коралловые поляны. Мистика какая-то! Все обитатели рифа спят, но сам риф расцвечен совершенно фантастическими светотенями.

Вокруг — настоящий мир безмолвия. Особенно отчетливо это ощущаешь в почти кромешной темноте. Рядом застыла незнакомая рыбина: что за наваждение — она чем-то напоминает носорога в миниатюре. Ее жабры ритмично пульсируют, словно сердце. Батюшки! А это что еще за ходячий куст?! Сердце холодеет от ужаса. Это животное напоминает хитросплетение корней и ветвей. Из зияющего проема показывается мурена, разбуженная светом фонаря.

Наш неугомонный Шарки жестом предлагает выключить освещение. Что это он придумал? И так сердце уходит в пятки. Но, собравшись с духом, вырубаю фонарь. В кромешной темноте появляются какие-то бегающие огоньки. Мерещится, что ли? Но нет, это крохотные рыбки-фонареглазы. Они сверкают, словно светлячки, шныряют из стороны в сторону в поисках пищи. Захватывающее зрелище!

Глаза начинают привыкать к мраку. Вот шевельнулась и унеслась, словно комета, тень. Наверное, это какая-то удивленная рыба, которую разбудило наше вторжение. За ней еще, и еще. Вокруг простирается подводная долина — каталог жизни океана. Время безмолвно и неподвижно. Все глубже и глубже погружаюсь в состояние обособленности и отрешенности. Где-то там – далеко-далеко — шумят города, снуют люди, озабоченные своими проблемами и страстями. Здесь же, под водой, обо всем этом забываешь. Мозг и тело блуждают в пространстве без признаков берегов.


Опубликовано в Туризм и Путешествия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*