Постапокалиптические романы

«Дорога». (Кормак Маккарти)

Трогательные отношения отца и сына на фоне последствий то ли очень разрушительной войны, то ли не менее разрушительного катаклизма, которые «хорошие» (кавычки туту не сарказм, а типа цитата) и «несут огонь». Очень интересный факт, хоть роман и постапокалиптический, но в нем четко не оговорено, что именно привело к такому положению дел, это отнюдь, совсем не убавляет интереса.

Этой книгой я заинтересовался после просмотра одноименного фильма, хотя почти все книги, в этой статье были прочтены после просмотра фильма. Книга не хуже фильма передает тяжелую атмосферу постапокалиптической Америки, серые краски природы, кажется, ни когда не заканчивающийся промозглый дождь, однако, иногда сюжет разбавляется кое-какими светлыми моментами, диалогами отца с сыном, взаимоотношениями их же, возможно, это и есть тот «огонь», лейтмотивом пронесшийся от первой до последней странице романа.

roadСын, родившийся и выросший уже в период «упадка человечества», не склонен проявлять чувств, но отец, видя это, все пытается разбудить в нем человеческие чувства, хотя нет, они делают это друг с другом, находясь вдвоем, они, как бы являются друг для друга своеобразным гарантом, предупреждают друг друга, если кто-то переходит границы этой самой человечности, возможно это и есть огонь, который они в себе несут.

«Я — легенда». Ричард Матесон

Вот эту книгу абсолютно точно стоит прочитать, даже если вы смотрели одноименный фильм, так как расхождение у книги с фильмом огромные. И, честно признаться, я не могу понять, почему в названии есть тире, насколько я помню, тире не ставится, если одни из членов — местоимение. Ну да ладно, сейчас не об этом.

legendРоман Матесона, как говорит википедия, «оказал огромное влияние на формирование в современной литературе образа зомби и вампиров». В романе вампиры — не тупые зомбиподобные отребья, а существа наделенные речью, способностью мыслить, то есть от людей отличаются немногим, разве что нечеловеческим голодом и боязнью чеснока, креста и солнечного света. В книге Роберт Невилль объяснил все эти непереносимости с научной точки зрения. Так, боязнь креста от объяснил эффектом ноцебо, то есть самовнушением. И действительно, крестов боялись только вампиры — христиане, как бы нелепо это не звучало. Книжный Невилль — обычный человек, пытающийся найти лекарство, он не обделен простыми человеческими потребностями и погрешностями. В книге скрупулезно описывается его алкоголизм, сексуальный голод, однажды, он чуть ли не воспользовался подопытной девушкой-вампиршей (хочу отметить, в романе, вампиры выглядят точно так же, как здоровые люди, за исключением бледной кожи).

«У меня нет рта, чтобы кричать». Харлан Эллисон.

Это не роман, а рассказ, тем не менее, я все равно решил включить его в этот список, так как, на мой взгляд, по своей емкости он не уступит многим романам, такой концентрированный роман на несколько страниц.

Повествование ведется от лица одного из пяти выживших после того, как мировой суперкомпьютер обрел самосознание и истребил все человечество, за исключением этих пяти, которых он сделал почти бессмертными, дабы измываться над ними и тешить себя. Кстати, существует еще один вариант перевода заголовка — «У меня нет рта, а я хочу кричать». ИИ, называющий себя ЯМ (Ядерный манипулятор), впоследствии превратившийся в Я Мыслю, следовательно существую. Хитрый компьютер, поместил пятерых внутрь себя (честно признаюсь я не понял как) и пытает на протяжении ста девяти лет.

Любители мифологии, также не останутся недовольными — в рассказе фигурирует Рух-птица, размером с остров, когда она машет крыльями — кругом ураган. Немного о персонажах. ЯМ — суперкомпьютер, искусственный интеллект. Тед — один из пятерки выживших, от его имени ведется повествование. Единственный трезво мыслящий во всей группе, по его словам. Горристер — пацифист, борец за права, но компьютер сделал из него циника с каменным сердцем. Бенни — ученый, гей, которого компьютер превратил в обезьяноподобное существо с огромным членом. Нимдок — настоящее имя не известно. Нимдоком его нарек компьютер. Элен — единственная женщина, до катастрофы говорит, что была почти девственницей, но после , обслуживает всех выживших, ну и, как следствие, помыкает ими. Проявляет симпатию к Бенни.


Опубликовано в Прочее Метки: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*